April 9th, 2013

Рассказы о 90-х: Наблюдатель

Завалов сидел на своей железной кровати с тем недоуменным выражением лица, которое появлялось у него в моменты суровых испытаний. Глаза печальные, собачьи, рот горестно скошен, ямочка на подбородке оттеняет обиду на весь мир.

Гомосексуалист Усиков курил длинную сигарету «Кэмел», и сочувственно улыбался. Они мне вкратце рассказали ситуацию: Завалов выдавил нехотя, Усиков добавил подробностей.

- Пока ты шлялся, заходили парни, они сейчас по общаге ходят. Зовут наблюдателями на выборы. Обещают 100 тысяч рублей.

- Сто тысяч рублей?! А что надо делать?

- Да ничего особенного, наблюдать. Ну, мол типа, чтобы все по закону, выбирали честно и так далее.

- Славик, вы согласились? А мне можно? Деньги как раз нужны.

Завалова перекосило от моих слов. Душевное терзание проступило на его лице, но он взял себя в руки и глухо ответил:

- Деньги всем нужны. Но там паспорт нужен, а у меня украли. Не помнишь?

- Да, да – сокрушенно покачал я головой.

- А вы с Усиковым идите, идите. Денег заработаете, - немного, как мне послышалось, ехидно выдал он. Но поощрительно кивая.

Collapse )

Наблюдатель (продолжение)


- Да он не гражданин России?! – недовольно протянул один из наших вожаков. Мой паспорт пошел по рукам – Да это, это вообще не его паспорт, фотография переклеена!

Паспорт был мой, просто фото небрежно наклеил наш кишлачный паспортист. Не поставил все нужные оттиски на фотографию, с оборотной стороны оттиск не просматривался, у кого был советский паспорт - тот знает. Вместо оттиска на оборотной стороне было мерзкое желтое пятно клея. Ни у кого таких пятен я не видал. Клей какой-то подозрительный, а должен быть специальный, фото отходит, оттиска нет, наклеено плохо и криво… Заподозришь тут.

- Мне приходят повестки на выборы… Я прописан вот… в общежитии, и повестки в комнату приходят, - отбивался я, замыливая вопрос о гражданстве. - А паспорт мой, чей еще? Кому еще нужно такое ФИО? Вот на фото есть штампы, а то, что на обратной стороне нет, я что ли виноват? Такой выдали. Я на самолете летаю, и ничего мне никто не говорил.

Возражал я из принципа. Мне не понравился этот нелепый наезд. Я бы совершенно не расстроился, если бы меня не допустили на эти чертовы выборы. Допустим, они конфискуют у меня сто тысяч, но ведь у меня останутся еще сто. Неплохо за потусоваться и за проезд на автобусе до Юхнова, даже, если я буду обратно добираться за свой счет.

А повестки на выборы мне в комнату приходили. Это была чистая правда. И я имел право на открепительное удостоверение, не взял только потому что было лень и все равно. Но гражданином России я тогда не был, тут они были правы.

- В чем дело? – спросил старший разводящий, мужик лет сорока. Мы толпились в проходе автобуса.

- Не гражданин вот. На двух языках паспорт.

- У моего племянника тоже на двух языках паспорт. Он из Якутии. Что теперь он не россиянин? – примирительно сказал мужик.

Collapse )